Иван Семенов — трудовой мигрант из Украины. В разгар пандемии, когда границы всех стран на замке, он приехал в Эстонию. По его словам, сделать это было просто. Также в интервью RusDelfi он рассказал, сколько здесь зарабатывают его земляки. При этом Иван уверен, что украинские трудовые мигранты способствуют развитию экономики Эстонии, а намерение министра Марта Хельме ограничить въезд украинцев в страну — глупое.

- Как Вам удалось въехать в страну во время пандемии, когда все границы закрыты?

- Это оказалось не так уж сложно, как я думал. Есть перевозчики, которые организуют этот процесс. Но он не такой, каким был раньше. Например, Ecolines, или другие прямые рейсы, не ходят. Самолеты тоже не летают. Но есть перевозчик, который везет транзитом через Беларусь и Литву. Самая большая трудность — по Украине транспорт не ходит. Мне нужно было из одного города перебраться в другой. Я искал попутки, BlaBlaCar. Таким образом я добрался в Луцк, где меня посадили на микроавтобус и довезли до границы с Беларусью. Саму границу проходили пешком. А уже в Беларуси нас ждал большой автобус на 50 мест. Вот на нем и доехали до Эстонии. Но цена не маленькая. 150 евро. С одной стороны, я понимаю этих ребят, потому что в комфортабельном, большом автобусе ехало всего 12 человек.

- Как проходили границы Украины? В СМИ появлялась информация, что Украина закрыла свои границы. Как она вас выпустила?

- Украина закрыла только авиаграницы. Да и в Беларуси границы не закрыты. На микроавтобусе доехали до Беларуси, свободно прошли границу. Беларусь прекрасно понимала, что мы идем транзитом, так как нас ждал автобус. В принципе, был еще вариант: можно было приехать в Беларусь, а потом из Минска самолетом добраться до Таллинна. Из Минска самолеты летают в Эстонию, но Цены, конечно, заоблачные: до Таллинна около 100 долларов, хотя расстояние между городами невеликое.

- При прохождении границы Украина-Беларусь приходилось давать взятки?

- Белорусы не берут взятки.

- А украинцы?

- Украинцы, наверное, берут. Я не знаю. У меня не было никаких причин для того, чтобы давать взятки.

- После приезда в Эстонию вам необходимо просидеть на карантине две недели. Соблюдаете режим?

- Да. Когда я только собирался сюда, то со своим шефом договаривался, что буду работать в загородном доме. Нужно было сделать крышу. Ну вот, я сейчас благополучно там живу и делаю крышу, ни с кем не общаюсь и прекрасно провожу время на карантине. Причем я не заполнял никаких бумаг по карантину. Когда мы пересекали границу между Литвой и Эстонией, там не было ни блокпоста, ни разграничения, ни полиции, никого и ничего. Только в Литве мы заполнили бумагу, что едем через нее транзитом. И все.

- Чем вы здесь занимаетесь? Какую работу выполняете?

- Работаю с двойным фальцем на крышах. Раньше, когда первый раз приехал в Эстонию, работал плотником на заводе по производству модульных домов. Это было более трех лет назад. Почти год отработал на заводе.

- Чтобы приехать в Эстонию, необходим вид на жительство. Без него бы не пустили, верно?

- Сейчас, во время пандемии, да. Я даже специально звонил в Департамент полиции и погранохраны, где сказали, что впускают в Эстонию только с ВНЖ.

- Вы знаете, с какими проблемами сталкиваются здесь ваши земляки?

- Проблема, как всегда, самая глобальная: поработал — а денег не дали. Но это, в основном, проблема нелегальных работников. Вторая проблема — это когда в Украине договаривались об одном, а по приезде сюда складывается несколько иная ситуация.

- Сколько вы зарабатывали на родине и сколько зарабатываете здесь?

- Это очень печальная история. Моя последняя зарплата в Украине составляла где-то 700 евро в месяц. И когда я получил первую зарплату здесь, она оказалась еще меньше — 600 евро.

- Тогда был ли смысл ехать сюда?

- Сейчас, конечно, он есть. Сегодня меньше чем за 7-8 евро в час никто не работает. Когда ты в командировке, там уже другие деньги — более интересные.

- Какие работами вы занимались в Украине и чем — здесь?

- В Украине я работал руками, только когда был студентом. До того, как попал в Эстонию, я занимался продажами, управлением продаж, управлением проектами. Потом у меня появилось хобби: я делал мебель из паллет.

Последняя моя работа — на предприятии, производившем стеклопакеты и каленое стекло. Это было тяжело, нервно, и нужно было как-то разгружаться. Поэтому оставалось два варианта: либо жестко бухать (тоже помогает, наверное, но печень не резиновая), либо заводить какое-то хобби “с руками”. Вот я и завел хобби.

- Можете назвать “вилку”: сколько получаете здесь?

- Не буду говорить про себя, но вилка, которая существует в Эстонии, для украинцев — это минимум от 5 евро в час и максимум до 9. Зависит от квалификации и от того, насколько хорошего работодателя ты нашел.

- Март Хельме хотел запретить украинцам работать в Эстонии. Что вы думаете по этому поводу?

- Когда я работал на заводе по производству модульных домов, у нас состоялось общее собрание. Встает генеральный директор и говорит: вот, мы отделу персонала дадим задачу привезти из Украины еще 50 человек, потому что к нам на работу приходят одни алкоголики. Я думаю, это глупое решение. Трудовая миграция из Украины, на мой взгляд, помогает. Такие вещи с трудовой миграцией помогают развиваться экономике. Экономика Польши развивается за счет того, что там работает, наверное, миллиона два украинцев. Экономика Эстонии от этого выигрывает. Так что, друзья, это только плюс для Эстонии.

- Не скучаете по родине?

- Я туда выбираюсь периодически. У меня сейчас такая работа, что где-то раз в два месяца я могу позволить себе поехать на родину и повидаться с семьей. Но теперь уже сложно сказать, где у меня родина.

- В каком городе вы проживаете в Украине?

- Сейчас я живу в маленьком городке Ровенской области. Перед этим пожил немного в Киеве. Ну, еще до войны, в Донецке.

- А что у вас там с жильем сейчас?

- Следующий вопрос.

- Приходилось ли терять знакомых в 2014-м году или позже?

- Да…

- Когда началась война, где вы были и с какими трудностями вам пришлось столкнуться?

- Это тяжелый разговор… Когда жил в Донецке, трудностей было много. Все началось намного раньше, еще до войны, когда мой бизнес практически обнулился. Мы занимались крупными проектами: ярмарки, выставки, дегустации. И они очень сильно были подвязаны под крупных рекламодателей. Естественно, Донецк плюс территория — это около 5 миллионов человек. И, когда у тебя целевая аудитория в 5 миллионов человек, можно рассчитывать на какой-то рекламный бюджет. А когда рекламные бюджеты урезали, потому что ситуация стала непонятной, то первое, что произошло, так это то, что все мои бизнес-проекты и источники доходов разом рухнули. В какой-то момент мне вообще нельзя уже было оставаться в Донецке. По определенным причинам. Я обратился к друзьям, в Киев. Они сказали, мол, Ваня, приезжай, мы тебе на два месяца жилье дадим. Я собрал семью, купил билет на поезд, и мы уехали. Вот и все.

- Как вы думаете, отношения Украины и России наладятся?

- Сложный вопрос. Я думаю, что когда-нибудь любые отношения налаживаются. Например, когда-то наладились отношения России и Германии. Вопрос времени. Но еще больший вопрос: насколько позже или раньше? Поэтому, я думаю, должны пройти, может быть, даже поколения. Представьте себе, что у вас погибли родственники или друзья на войне. Когда вы, например, сможете простить обидчика? Конечно, не скоро.

- Если Путин уйдет, придет кто-то другой, кто согласен будет вернуть Крым. Это поможет наладить отношения?

- Я не знаю. Дело не в Крыме. Там никто не погиб во время этой процедуры. Я думаю, большая проблема именно с погибшими.

- С приходом Зеленского в Украине стало лучше?

- Стало веселее. (Смеется).

Allikas: Delfi TV