12 декабря в Таллинне состоялось вручение премии "Открытой России" "Профессия — журналист". Одним из членов жюри является журналист и издатель Сергей Пархоменко, который пообщался с корреспондентом Delfi и рассказал, как в России обстоят дела со свободой слова.

”Российское государство на протяжении последних почти 20 лет, ну 18 — точно, работало над тем, чтобы сделать жизнь русской прессы по возможности невыносимой. Есть такая поговорка: уничтожить тараканов нельзя, но возможно сделать их жизнь невыносимой. Вот примерно так государство и власть в России относится к журналистике. Государство расценивает журналистику как опасность, как своего врага”, — рассказывает о свободе слова в России Сергей Пархоменко.

По словам журналиста, сейчас в России создана экономическая и юридическая среда, в которой медиапроект не может самостоятельно стоять на ногах. Если, например, радиостанция или газета хотят существовать, то они вынуждены искать источник финансирования. ”Они не могут сами заработать себе на жизнь. В России так устроены рекламный рынок, дистрибуция, вхождение в эфир кабельных и спутниковых каналов. Если вы хотите жить, то вы вынуждены попросить денег. А дальше выясняется: вы должны попросить у самого государства”, — поясняет Пархоменко.

Создается ситуация, когда государство, либо лояльные ему бизнесмены, становятся единственным источником финансирования. Таким образом живет большое количество провинциальных российских изданий и федеральные средства массовой информации, которые вынуждены заключать договоры с местной властью об их информационном обслуживании.

”Это очень сложная ситуация, она приводит к тому, что свободная журналистика в России должна была бы давно умереть. Но она продолжает существовать за счет некоторого количества людей, — рассказывает Пархоменко. — Есть Даниил Туровский, который работает для ”Медузы”, есть Павел Каныгин (корреспондент ”Новой Газеты” — прим.). Есть еще люди, которые продолжают быть журналистами в России”.

Будущее России

По словам Пархоменко, будущее России, точно такое же, как и будущее ее общества, если оно способно побороться за свои права. ”Право знать — это одно из прав. Это важное гражданское право. Оно живет тогда, когда люди этого хотят и требуют. Проблема российского общества заключается в том, что многие права и свобода достались ему в 1990-х годах даром — никто за них не боролся, никто не требовал и не хотел. Люди это не ценили. И в какой-то момент, когда власть изменилась, когда в стране, благодаря ценам на нефть, появилось немного денег, улучшилось потребление, люди стали немножко больше есть, немножко больше путешествовать, стали иметь возможность купить себе один раз в жизни машину в кредит, то им вдруг показалось, что может быть этого и достаточно. И они стали говорить: ну все эти права — это не очень нужно, мы этого и не очень хотели, — рассуждает журналист. — И вот сегодня постепенно российское общество, немножко наевшееся уже, чуть-чуть наездившееся, и получившее возможность в последние годы как-то поднять голову и смотреть вокруг, начинает думать: свобода нужна!”

Право знать, право говорить, право собираться вместе, право верить в то, что ты хочешь, право думать то, что ты хочешь, перечисляет Пархоменко то, за что по его мнению, сейчас нужно бороться.

”Право на свободную журналистику — это такое же право, которое общество должно себе зарабатывать. К сожалению, пока в России с этим трудно”, — констатирует он.

Allikas: Delfi TV